Василий Ощепков: «Комфортные условия лишают возможности творить»

Василий Ощепков – не просто врач, а организатор здравоохранения и человек, обладающий системным мышлением. Сегодня он руководит радиотерапевтической службой Медицинского города в Тюмени и является двигателем многих нововведений в онкологической службе региона.

Василий Николаевич – кандидат медицинских наук. Целенаправленно поступил в Московский медицинский институт им. И.М. Сеченова на специальность «Лечебное дело», специализировался по урологии и радиологии. Затем стал научным сотрудником Научно-исследовательского института урологии Министерства здравоохранения РФ, врачом-радиологом лаборатории радиоизотопных методов диагностики.

Он разработал метод брахитерапии рака предстательной железы, провел более тысячи операций, занимается ядерной медициной, разрабатывает лекарства для лечения костных метастазов и заболеваний молочной железы. В 2015 году Василий Ощепков переезжает в Тюмень, где руководит радиологической службой Медицинского города и преподает на кафедре онкологии в ТюмГУ.

Василий Николаевич, стандартный для всех гостей рубрики «Персона» вопрос – почему выбрали медицину?

В медицину, как правило, люди приходят случайно, но остаются в ней не случайно. Профессия врача непростая, зачастую связана с болью, горем и даже агрессией. Обычному человеку в этой среде находиться трудно. Так что мотивации врача никто никогда в жизни не поймет, пока не попробует окунуться с головой в это дело.

Первоначально я хотел стать акушером, принимать роды. Но в силу обстоятельств оказался в урологии – казалось, что временно, а получилось надолго. Потом опять же волею случая – интернатура-ординатура в городской больнице. Затем институт научно-исследовательский урологии, где защитил кандидатскую диссертацию. Обучался в США — все полагали, что уеду навсегда, но я вернулся.

И вот теперь Тюмень… Почему выбрали именно этот город местом дальнейшей работы?

Каждый врач в своей профессиональной деятельности должен отвечать на определенные вызовы. И мой приезд в Тюмень из этой же области. Для того чтобы сделать что-то значимое в жизни, нужно выйти из зоны комфорта, так как комфортные условия лишают возможности творить. А в Тюмени – пластичный материал и достаточно много точек приложения для моих профессиональных интересов.

Мне комфортно, именно с профессиональной точки зрения. Здесь есть ряд возможностей, которые в Москве нередко затруднительно реализовать, а в Тюмени они решаются гораздо более динамично, здесь многие вещи реализованы интереснее, чем в столице. Также большой плюс – замечательный молодой коллектив, с ним приятно работать – это люди, которые поддерживают тебя во всех, даже самых дурацких начинаниях, задают сложные и неудобные вопросы.

Но вам и коллективу в Тюмени все равно пришлось подстраиваться друг под друга?

Первое, что я сделал – постарался избавить докторов от страха наказания. С одной стороны, врач должен бояться, — страх допустить ошибку присутствует постоянно, но это не вредит работе, а наоборот, помогает, заставляет концентрироваться. С другой стороны, консерватизм — страх применить что-то новое только мешает.

Вы стали новатором многих методов в онкологии – в частности, инновационной технологии лечения рака предстательной железы — брахитерапии. Расскажите подробнее об этом методе. 

Первая в России брахитерапия была проведена 18 лет назад в Москве пациенту с раком предстательной железы. Я имплантировал радиоактивные источники с изотопом 125-Йод. До этого никто такое не делал. Потом было многое в первый раз. В Тюмени же врачи первыми и в России, и в Европе начали брахитерапию с применением микроисточников на основе 131-Цезия.

Источник 131- Цезий, используемый при брахитерапии,  позволяет быстро получать результат и уменьшить число осложнений. Эффект достигается как при высокодифференцированных опухолях, так и при «злых», низкодифференцированных. Во время вмешательства микрокапсулы с радиоактивным цезием помещаются внутрь пораженной раковыми клетками простаты. Это уникальная операция, которая позволяет с точностью до миллиметра производить манипуляции на разных органах. При этом нагрузка на близлежащие органы минимизирована, но сама опухоль получает дозы куда выше, чем при традиционном дистанционном облучении.

Имплантация радиоактивных источников перспективна и для вмешательств на других органах с разными видами опухолей.

У вас такая сложная и напряженная работа. Как спасаетесь от стресса?

У меня целых четыре личных психотерапевта–кошки корниш-рекс– мягкие, теплые, у них длинные хвосты, огромные уши и кудрявые короткие усики.

ПОДЕЛИТЬСЯ